Ярославский Камерный Театр

Юрий ВАКСМАН: «Путь к человеку - через юмор»

О скандальных спектаклях и книгах, о секретах успеха в работе и семейной жизни зашла речь в этой «Беседке». В гости к «Юности» корреспондент Ксения Титова пригласила известного актера Юрия ВАКСМАНА.

- Юрий Михайлович, ваша актерская деятельность началась довольно давно, и многие изменения в нашей жизни вы застали, если можно так выразиться, на сцене. Если сравнивать прошлую и современную жизнь, что вам больше по душе: цензура или ее отсутствие?

- В молодости я цензуры, пожалуй, особо и не замечал. Кроме, разве что, самиздата, некоторые произведения которого перечитывал по нескольку раз. Свою театральную деятельность начал в 1982 году, а уже через три года цензура стала менее заметна. По крайней мере здесь, в Ярославле: «Мастера и Маргариту» ТЮЗ поставил уже в 1988-м. Поэтому судить о прошлом мне сложно. Но в современном мире, мне кажется, царит какое-то неправильное понимание свободы. Мы забыли, что свобода - это не вседозволенность, как в жизни, так и на сцене. Это еще и ответственность перед людьми, которые слушают и слышат тебя.
А в целом то, что люди стали свободнее, замечательно. Еще бы добавить к этой свободе стабильность и защищенность застойных брежневских времен, было бы и вовсе прекрасно. Я думаю, что, если бы мы смогли переплыть в новое существование, не разваливая прежнее государство, пользы было бы много больше. И экономической, и политической, и человеческой.

- Но все-таки как же быть с полным отсутствием цензуры, когда на подмостки театра проникает ненормативная лексика?

- Сейчас действительно появилось много спектаклей, в которых активно используются нецензурные выражения. Отношение к этому у меня двоякое. Я видел спектакли, где это смотрится вполне органично: это один из элементов самого спектакля, от которого не уйти. А бывает, когда мат вставляется для того, чтобы сделать на спектакле деньги, то есть для коммерческого успеха. Вот это очень режет ухо. Это грязь и нецензурщина, которые мне не нравятся совершенно.

- В Ярославле из таких неоднозначных спектаклей больше всего обсуждали постановку «Lady's night». К какому типу вы бы его отнесли? - Я считаю, это очень хороший спектакль. Очень высокого класса, где все актеры работают просто потрясающе. И поэтому стриптиз здесь глаз не режет. Это просто история о мужчинах, которые потеряли работу и понимают, что прокормить семью смогут только этим. То есть это не стриптиз ради стриптиза, это стриптиз, который помогает раскрыть этих людей. Конечно, спектакль сделан на грани фола: был велик риск уйти в пошлость. Но, к счастью, этого не случилось. Получился редчайший случай, когда изначально коммерческий материал благодаря хорошей работе режиссера и актеров сделан очень талантливо.

- А вам самому как актеру какие роли ближе всего?

- Я очень люблю эпизоды, потому что в короткое время можно высказаться очень хлестко и точно, имея преимущество даже перед главным героем. У него с первой до последней сцены образ должен быть целостным. А в эпизоде ты можешь высказаться ярко, не боясь разрушить созданный до этого образ. К тому же хороший эпизод всегда запоминается больше. И еще я всегда оправдываю своего героя, даже если он делает отрицательные вещи. Например, в спектакле «Интервью» мой герой доводит старика до смерти. Но ведь он занимается своей профессией и верит, что поступает правильно. - В жизни тоже можно оправдать любого человека?

- Можно оправдать человека, но нельзя оправдать некоторые поступки. Например, ничто не может оправдать убийство человека. Ничто.

- А что вы сами могли бы простить, а что нет?

- А я вообще прощаю быстро. Очень быстро завожусь, но и остываю тоже быстро. Но больше всего ненавижу равнодушие, жлобство и предательство. Это вещи, которые меня разрушают. Я очень сильно переживаю.

- И наоборот, в наш век столь стремительно меняющихся ценностей, что главное должно всегда оставаться в людях?

- Прежде всего доброта и любовь к людям. И, конечно, дружба. Для меня дружба - это очень серьезно. Пожалуй, самое ценное, чем только может обладать человек, это умение отдавать, ничего не требуя взамен. Когда меня спрашивают, чего мне не хватает для счастья, я всегда отвечаю: времени. Потому что я счастлив от того, что счастливы другие, а чтобы постоянно делать что-то для других, нужно не 24, а 40 - 48 часов в сутки.

- Сейчас бытует мнение, что дружба заканчивается там, где пересекаются интересы?

- К сожалению, в наше время так оно и происходит. Я стараюсь на первое место все же ставить дружбу. Но, увы, не всегда это получается. Иногда бывают ситуации, когда приходится выбирать - потерять одного друга или нескольких. Тогда приходится выбирать меньшее зло. Но всегда это происходит очень болезненно.

- Вы говорили о важности эпизодов, а есть выражение о том, что порой вся жизнь определяется одним эпизодом, одним днем.

- Да, бывают поворотные дни, причем даже не один. Например, я никогда не думал, что буду заниматься бизнесом и стану полностью самостоятельным. Одно дело, когда все для тебя делает государство: вот тебе зарплата, вот тебе премия, вот тебе отпуск раз в год. А другое дело, когда ты все делаешь сам. И за все сам отвечаешь

- Разве две такие совершенно разные сферы - творчество и бизнес - совместимы?

- А при желании все можно превратить в творчество. Если относиться к своей профессии серьезно, любить ее, она сама собой станет творчеством. Можно просто крутить баранку такси, а можно при этом общаться с пассажиром так, что потом клиент опять захочет ехать именно с этим водителем, независимо от марки его автомобиля.

- Вас знают как человека веселого, с хорошим чувством юмора. Юмор тоже помогает?

- А так удобнее общаться с людьми: они оттаивают, начинают улыбаться. Путь к сердцу любого человека лежит через юмор. Если бы мы каждый день могли кого-то рассмешить, вызвать улыбку, то жизнь стала бы легче, потому что люди стали бы добрее. Но вообще секрет любого успеха - это работа, работа и еще раз работа.

- А как же тогда талант. Он роли не играет?

- Надо помнить, что талант - это девяносто пять процентов работоспособности и только пять процентов - Бог поцеловал. А гениальность, наоборот, - девяносто пять процентов Бог поцеловал и пять процентов работы. Гениальность и талант - разные вещи. И если гениальных людей - единицы, то талантливых много, потому что наличие или отсутствие таланта зависит во многом от желания самого человека: хочет он развиваться или нет. Вода камень точит: усердие очень помогает.

- Вы, театральный актер, не боитесь за будущее театра, ведь сейчас многие люди предпочитают остаться дома перед телевизором: и проще, и дешевле?

- В начале 90-х годов театры действительно опустели. Но пять-шесть лет назад, когда массмедиа, телевизионные шоу и сериалы достигли пика своего развития, люди вернулись в театры. Зритель устал от холодного равнодушного экрана, ему хочется получить живое общение с актером, а это можно получить только в театре. Именно там один и тот же эпизод актер каждый раз играет по-разному. В кино и сериалах это невозможно.

- Вы не любите кино?

- Я очень люблю кино. Это очень интересно: есть возможность потом увидеть себя со стороны. И к сериалам я отношусь нормально, хотя знаю, что некоторые серьезные актеры, которых я очень уважаю, принципиально в них не снимаются. Возможно, и правильно. Но мне это нравится. А кроме того, приносит деньги, которые потом можно вложить в театр.

- А если говорить о литературе, что вы сейчас читаете?

- К своему стыду, в последнее время читать получается редко. За последнее время прочитал несколько произведений Дэна Брауна. «Ангелы и демоны» и, конечно, «Код да Винчи». Книга немного пафосная, но мне понравилась. Я даже в кино не пошел, чтобы не испортить впечатление.

- Эту книгу много обсуждали и осуждали за попытку поколебать основы религии…

- В моей вере эта книга ничего не изменила. Я просто верю, и все. И не важно, реальна версия Брауна или нет. Для меня все равно Бог остается Богом. Даже если он и прав, и сейчас есть его наследники, тоже замечательно: это подтверждает его существование. И относиться к этой книге нужно именно как к художественному вымыслу, а не как к научной литературе. И истинно верующий не должен усомниться: ни взрослый, ни молодой.

- Кстати, о молодых. Сейчас многие утверждают, что молодежь деградирует. Вы, часто общаясь с нею, это замечаете?

- Нет. Одно время я тоже бурчал по этому поводу, но потом поймал себя на мысли, что о моем поколении старшие говорили так же. Сейчас очень много хороших ребят, которые одновременно учатся, работают, у них есть своя цель в жизни. Даже в театр молодежь сейчас ходит намного больше, чем взрослое поколение. А это говорит о многом. Просто существует вечная проблема отцов и детей.

- А вы в своей семье с такой проблемой сталкивались?

- А я даже и не заметил, как выросли мои дети. Все время занимает работа. Конечно, это не оправдание, но по-другому никак не получается. Дети - это во многом заслуга жены, которая дает им все.

- У вас такая классическая семья, а как вы относитесь к тому, что сейчас постепенно акценты смещаются: женщины все больше и больше претендуют на место мужчин? И в семейной жизни тоже.

- Нормально отношусь. Главное, чтобы женщина сама относилась к этому адекватно. Плохо получается, когда она 15 - 20 лет ничего не зарабатывала, а потом вдруг добилась успеха и начинает кричать, что одна кормит семью, совершено забыв, кто делал это все предыдущее время. А так, независимая, свободно мыслящая женщина очень интересна. Но для мужчины всегда важна уверенность в том, что у него крепкий тыл, крепкая семья. Тогда и семейная, и любая другая жизнь будет успешной.

Оксана ЯКУБОВИЧ газета «Юность», 2 августа 2006 г. №32

г. Ярославль, ул. Свердлова, д. 9. Тел.: (4852) 30-56-45. E-mail: admin@yar-kamerniy.ru