Ярославский Камерный Театр

Константин Силаков

В несколько строк

Родился в Брянске в 1970 году. Окончил политехнический техникум. Отслужил в армии. После демобилизации работал на заводе, в охранном бюро, в торговле.

По окончании ярославского театрального института (курс Владимира Асташина) был приглашен в труппу ярославского ТЮЗа. Работал на телевидении ведущим музыкальных программ, диджеем на радио «Европа плюс».

Снялся в картине китайских кинематографистов «Красная вишня», в корейской ленте «Железная корова» (в отечественном кинопрокате эти ленты показаны не были), в фильме Георгия Шенгелия «Неуправляемый занос».

В настоящее время - актер камерного театра и педагог по мастерству актера в ярославском театральном институте.

Вот ведь как бывает: задумает человек стать космонавтом, или врачом, или, уж на крайний случай инженером (хотя во время строительства коммунизма инженер – это звучало гордо, и обеспечивало твердые тылы), а становится… актером. Что это такое? Не иначе как судьба.

…Нельзя сказать, что Константин Силаков так уж грезил об инженерной стезе, однако поступил в политехнический техникум, особенно не препираясь с родителями, Во-первых, профессия, можно сказать, наследственная – и мама, и папа были инженерами, чего и Косте желали. Во-вторых, куда, спрашивается, может поступить серьезный молодой человек из приличной семьи, проживающий в городе Брянске? Ну не в артисты же, в самом деле.

Театр – это хобби, любимое занятие в свободное от основной работы время. Именно так долгое время думал Константин Силаков. Думал, играя в школьной самодеятельности, участвуя в агитбригадах, веселя публику в составе команды КВН, разучивая серьезные роли из классического репертуара, который предпочитали ставить в народном самодеятельном театре. Параллельно с этим в его жизни происходили другие события, как-то: окончание политехнического техникума, работа на заводе в качестве инженера-конструктора, служба в армии, возвращение на завод, работа в охранном агентстве, в торговле… и прочее, прочее, прочее.

-Но при этом я всегда знал, что рано или поздно обязательно буду поступать в театральный институт. Только реализация этого знания и желания затянулась на годы.

Решение круто изменить свою судьбу Константин принял, когда ему исполнилось 24 года. Как в омут с головой - уехал в Москву проступать в театралку. Это в какой другой профессии 24 года – молодость, а для абитуриента театрального института – практически «старость». По тем или иным причинам, но театральные вузы столицы Костю отвергли.

-Узнав у «продвинутых» абитуриентов, что ярославская театральная школа считается одной из сильных в стране, приехал поступать в Ярославль. Мастер Владимир Асташин принял меня к себе на курс.

-Учиться было легко?

-Не сказал бы, были и неуютные моменты. В 24 года уже как-то определяются собственные ценности в жизни, а здесь… Я узнавал совершенно новый мир, и этот новый мир мне откровенно нравился.

-Но, наверное, приходилось себя ломать, раз ваши жизненные установки не совсем совпадали с тем, что вам предлагали?

-Ломать себя не нравится никому, и если в памяти не отложились эти моменты, значит, процесс адаптации к новой профессии прошел достаточно безболезненно. Одно могу сказать точно: за время учебы у меня так поменялось мировоззрение, что доведись встретиться Косте «тогдашнему» с Костей «нынешним» – они бы не узнали друг друга.

После института главный режиссер ТЮЗа Александр Кузин позвал Костю к себе - он набирал режиссерский факультет. «Но я хочу играть!» – возразил ему актер Силаков. «Будешь и играть», – ответил Александр Кузин и предложил молодому человеку… роль Ромео. Не плохо, не правда ли? Первая роль в театре и сразу – Ромео. И Константин Силаков думал так до тех пор, пока однажды не встретился с актером Владимиром Гусевым и тот не рассказал ему об открытии камерного театра. Тогда режиссер Владимир Воронцов начинал репетиции спектакля «Представление трагедии А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери» на убогих подмостках ХХ века» и предложил приглянувшемуся ему артисту маленькую роль…, скорее эпизод, если говорить языком кинематографистов, слепого старика-скрипача. Как вам это понравится: поменять главную роль – на эпизод, Ромео – на старика? Вот и я говорю. А Косте Силакову понравилось.

-У Воронцова я готов быть кем угодно, ответил я тогда.

-И что, по сей день мнение не переменилось?

-Ни на йоту. Самое парадоксальное в этой ситуации заключается в том, что на момент принятия судьбоносного решения лично с Владимиром Александровичем Воронцовым Константин Силаков знаком не был. Скажу больше: он и спектаклей его, поставленных Воронцовым в бытность главрежем в Брянском драматическом театре не видел. Говорит, что просто представить не мог, что режиссер такого уровня может работать не за тридевять земель, а в его родном Брянске.

…Камерного театра, такого, каким его знает и любит ярославский зритель, тогда еще не было. В грязном, холодном помещении, заваленном сломанными стульями и какой-то ржавой арматурой (под театр предполагалось переоборудовать ряд помещений бывшего кинотеатра), расчистив крохотный пятачок пространства, режиссер Воронцов и актеры вдохновенно репетировали. А в свободное от репетиций время кем только не приходилось им становиться! (Перечень предполагаемых профессий зависит от силы вашего воображения). С тех пор прошло несколько лет…

-Вы по-прежнему готовы быть у Воронцова кем угодно?

-Мне нравится все, что происходит с этим театром и со мной в пространстве этого театра. Меня это устраивает, меня к этому тянет. Это – мое. Пока мне комфортно в этой обстановке. А на будущее я загадывать не люблю.

2006 год

г. Ярославль, ул. Свердлова, д. 9. Тел.: (4852) 30-56-45. E-mail: admin@yar-kamerniy.ru